Религиозные течения

ОККУЛЬТИЗМ

Слово occultus в переводе с латинского означает "тайный", "тёмный". Обычно понятия "оккультный" и "эзотерический" употре...

Статьи

Св. Апостол Матфей Регина Крауклис

04.10.2013 Св. Апостол Матфей Регина Крауклис   Нам нередко задают вопрос: "Почему именно Св. ...

Деятельность

Ликвидация ОАО

Ликвидация ОАО

Процедура аннулирования ОАО подразумевает полное завершение любой активности. Процесс аннулирования ОАО может быть прове...

Святая воительница - Жанна Д'Арк Иоанна Жарикова

22.10.2013

Святая воительница - Жанна Д'Арк
Иоанна Жарикова

Андре Мальро сказал о ней: "она жива в сердцах живых". И множество людей во всем мире продолжают восхищаться ее личностью и ее деяниями, обращая взоры к Франции, ее родине, за которую она отдала по Божией воле свою жизнь.

"Нет народа, который бы не завидовал нам, потому, что у нас была Жанна д'Арк", — говорят французы. Но как это грустно, когда в Жанне видят только феноменальную историческую личность и не замечают главного — того, что она была святой.

По мнению большинства историков, Жанна родилась в Лотарингии, в деревне Домреми, в семье крестьянина Жака д'Арка и его жены Изабель Роме, в ночь на Крещение, то есть в ночь с 5 на 6 января 1412 года. По свидетельству односельчан, родители Жанны были "добрыми католиками и усердными хлебопашцами". О детстве Жанны не известно ничего примечательного, кроме того, что она охотно помогала родителям по хозяйству, пасла отцовских овец и ее любили и люди и животные, поскольку девочка со всеми была приветлива. Земляки вспоминали также, что Жанна с удовольствием ходила в церковь и не упускала случая принять участие в Св. Мессе. Еще говорили, что у Жанны "была привычка" трижды в день глубоко погружаться в молитву, после чего она всегда очень хорошо знала, что ей следует говорить и делать. Последнее Жанна доказала в дни своей боевой славы. В детстве же ровесники нередко подшучивали над ней из-за ее глубокой набожности. Жанна часто и охотно исповедовалась и приходской священник хорошо отзывался о ней. Вера Жанны была тверда и проста. Как и большинство крестьян того времени, Жанна была неграмотна и знала всего три молитвы: "Отче наш", "Радуйся, Мария" и Символ Веры. Но она никогда не смущалась говорить с Богом своими словами и не сомневалась, что Господь слышит ее. С глубоким благоговением относилась она к Св. Евхаристии. Однако все это не мешало Жанне оставаться резвым ребенком, играть с подругами, петь на деревенских праздниках. Вера была органичной частью ее жизни, не отделявшей ее от тех, кто верил не так истово, а напротив, еще теснее соединявшей с ними, наполняя ее душу добротой. Можно с уверенностью сказать, что Жанна обладала одним из величайших даров Св. Духа — даром страха Божьего. Не случайно, впоследствии она была причислена к лику святых именно за послушание воле Божией. С самого детства Жанна жила как бы в постоянном Божием присутствии и видела в Господе свидетеля и судию всех своих слов и дел, независимо от их важности в глазах людей. Приветливая, послушная девушка, она хранила в глубине души сокровище, о котором никто не мог догадываться.

Тем временем продолжалась война, которую историки назвали Столетней. Французское королевство фактически принадлежало Англии, особенно после того, как королева Изабелла, жена слабоумного Карла VI, во всеуслышанье заявила о своей измене мужу и назвала своего сына незаконнорожденным Французская армия, долгие годы терпевшая одни поражения, уже не верила ни в милость Божью, ни в собственные силы. Казалось, Господь на стороне англичан. По дорогам истерзанной войной страны бродили нищие и мародеры. Англичане и их союзники бургундцы грабили и жгли французские деревни. Не раз приходилось спасаться бегством от бургундцев и жителям Домреми. Жанна была совсем маленьким ребенком, но она запомнила это. Жизнь не была спокойной. На французской земле лилась кровь. Люди устали и отчаялись. Сам воздух словно был пропитан тяжелым человеческим унынием.

Жанне было 13 лет, когда она впервые услышала Голос. Ей явились св. Архангел Михаил, св. Екатерина и св. Маргарита. Св. Михаил сказал ей, что Господь хочет, чтобы она спасла Францию. Когда видение исчезло, Жанна плакала. Ей хотелось, чтобы святые взяли ее с собой, признавалась она. С тех пор видения повторялись все чаще. Голос велел Жанне идти к дофину Карлу, истинному наследнику французского престола, и короновать его. Жанна боялась ослушаться Господа, но колебалась, сомневаясь в своих силах. Она была простой деревенской девушкой, которая даже не умела ездить верхом, а Голоса говорили ей, что она должна сражаться с захватчиками. Жизнь Жанны была наполнена множеством маленьких приятных забот и ей вовсе не хотелось идти на войну. Но Господь звал все настойчивее, а Жанна не смела закрыть для него свое сердце.

Так, в преодолении собственной нерешительности прошло четыре года. Наконец Жанна поняла, что совсем потеряет душевный покой, если не исполнит Божию волю. Тогда она отправилась в Вокулер, к коменданту Роберу де Бодрикуру, как велел Голос. Можно представить, как нелегко было безвестной крестьянке добиться от владетельного господина, чтобы тот выделил лошадей и отряд провожатых для поездки в Шинон ко двору дофина Карла. Но жители Воркулера поддержали Жанну — им передалась ее вера в собственное призвание, в которой она уже утвердилась. Вспомнили горожане и древнее пророчество о невинной деве, которая спасет Францию. А кроме того, учтивая и доброжелательная, Жанна была невероятно настойчива. Комендант сдался.

Благополучно добравшись до Шинона к началу Великого поста 1429 года и добившись аудиенции у Карла, Жанна предстала перед дофином, которого должна была привести в Реймс на коронацию. Придворные захотели подшутить над Жанной, выдав за дофина одного из знатных кавалеров, одетого в королевскую мантию. Но Жанна подошла именно к Карлу, хотя он стоял, ничем не выделяясь среди других царедворцев. Шутка не удалась. Вместо нее произошло первое чудо, явленное Жанной в присутствии множества свидетелей. Она призналась потом, что Голос подсказал ей, кто из собравшихся ее дофин.

После того, как нерешительный Карл выслушал речь Жанны, он, по совету присутствовавшего тут же епископа, остался с нею с глазу на глаз и задал ей вопрос, на который никто, кроме него самого, не мог знать ответа. Очевидно речь шла о какой-то личной тайне. Жанна ответила безошибочно.

Теперь, казалось, миссия Жанны д'Арк подтверждена. Однако этого было мало. Девушке пришлось ждать много дней, а затем отправиться в Пуатье, чтобы предстать перед учеными богословами и ответить на их вопросы. Был послан запрос в Домреми. Люди, знавшие Жанну, говорили о ней только хорошее, а сама она на все заданные вопросы отвечала разумно и благочестиво. Комиссия в Пуатье установила, что Жанна непорочна и действительно послана Господом. Но и после этого Карл медлил. Жанна умоляла его не терять времени, так как знала от своих голосов, что времени ей отпущено чуть больше года. Она просила послать ее в Орлеан, который томился в осаде, чтобы там на деле доказать истинность своей миссии. Наконец, Карл внял ее мольбам.

После молитвы в церкви св. Екатерины в городе Фьебруа, расположенном между Шиноном и Пуатье, Жанна сказала, что за алтарем этой церкви в земле зарыт меч, на котором изображены пять крестов. Произвели раскопки. Меч действительно был найден и Жанна взяла его себе.

Чтобы переправиться через реку Луару и попасть в Орлеан вместе с обозом продовольствия для осажденного города, нужно было дождаться, когда ветер изменит направление. Никто не верил, что это может произойти в ближайшие двенадцать часов. "Подождите немного и ветер переменится", — сказала Жанна. Она оказалась права. Военачальники и солдаты сочли это явным чудом.

Жители Орлеана с воодушевлением встретили Жанну д'Арк. Они возлагали на нее все свои надежды. И не обманулись. Поначалу французские военачальники хотели, скрывая от Жанны свои планы, использовать ее только в качестве символа, воодушевляющего народ и солдат. Однако обмануть ее им не удалось. На стороне девушки были все жители города, а сама она действовала смело и решительно.

Во время сражения 7 мая 1429 года, когда французы стали отступать, Жанна покинула поле боя, удалилась на виноградник и погрузилась в глубокую молитву. После этого она вскочила в седло и снова повела своих воинов вперед. Осада с Орлеана была снята 8 мая, когда Жанна торжественно въехала в главные городские ворота. С этого дня французы стали называть ее Орлеанской девой.

Дальнейшие события развивались необычайно стремительно для военных действий того времени, тем более, что за эту войну французы отвыкли действовать сколь бы то ни было решительно и последовательно. 18 мая армия, ведомая Жанной, одержала победу при Патэ. Это был невиданный разгром англичан. После такого перелома их объял мистический страх. Разумеется, враги считали Жанну д'Арк ведьмой.

Поход на Реймс, город, где по традиции короновались французские короли, был фактически бескровным: неприятельские крепости сдавались без боя. Жанна, как и обещала, привела "своего дофина" в Реймс, где он был торжественно миропомазан на царство, вступил в права законного короля Франции и стал именоваться в дальнейшем Карлом VII.

Народ почитал Жанну как святую. Ей приходилось бороться за то, чтобы ей не поклонялись, как идолу. Честь, которую ей воздавали, была для нее бременем. Король после коронации подарил ей и ее семье дворянский титул с фамилией де Лис, но Жанна не воспользовалась ни им, ни новым гербом. Единственное, о чем она просила Карла — освободить ее деревню от налогов, что и было сделано. И еще она хотела послужить Господу Богу и Франции. Жанна напоминала Карлу, что ей отпущено еще совсем немного времени, и снова, как в Шиноне, умоляла его использовать ее для военных действий. Солдаты и командиры верили в нее и готовы были идти за ней на край света.

Замечательно, что Жанне удавалось поддержать в своем войске невиданную по тем временам дисциплину. Внутренняя сила Жанны, "служанки Божией", как она себя называла, ее смелость и ясность ума, человеческое обаяние — все это заставляло грубых мужчин покоряться ей охотно, с радостью.

Рассказывают, что когда Жанна впервые появилась среди солдат, она запретила им сквернословить. Один из наемников особенно смеялся над этим приказанием, и в тот же вечер, напившись, упал в колодец и утонул. Случай произвел на остальных сильное впечатление. Со следующего дня солдаты стали более сдержанны на язык, особенно в присутствии Жанны.

Очевидцы приводили множество случаев, подтверждающих, что Жанна обладала даром провидения. Так, во время боя она велела Жану Алансону отойти в сторону; он повиновался — и тут же в то место, где он только что стоял, ударило пушечное ядро. Когда воины теряли присутствие духа, Жанна говорила: "Потерпите немного. Не пройдет и трех дней, как крепость сдастся". Ее предсказания всегда сбывались.

Жанна изгнала из своей армии всех гулящих женщин, которые всегда сопровождали наемников в походах. Она заботилась о том, чтобы ее солдаты исповедовались и участвовали в Мессе. Ее товарищам по оружию не раз приходилось видеть ее саму плачущей среди убитых на поле сражения. Она не могла спокойно пережить того, что эти люди (хотя и враги ее, англичане) умерли без отпущения грехов. И грубые мужчины, выросшие на войне, склоняли головы, а Жанна исповедовалась в своей вине перед душами павших священнику, который сопровождал ее и ее воинов. А меж тем, Жанна ни разу не обнажила меча и своими руками не пролила ни капли английской крови; она всегда скакала впереди со знаменем, служа мишенью для английских стрел и внушая французам стыд, если они начинали отступать. Она вела своих воинов за собой и поддерживала в них мужество. Известно, что по крайней мере дважды Жанна была ранена.

До нас дошли письма Жанны д'Арк. Она писала англичанам, чтобы они оставили Францию во имя Господа. Первое письмо было продиктовано и отправлено еще перед Орлеанской кампанией. Каждый раз враги отвечали в грубой, оскорбительной форме и призывы Жанны не возымели действия, так что ей оставалось только вести своих воинов в сражения.

Благодаря деяниям Жанны французский народ поднял голову. Теперь наемники готовы были — неслыханно! — идти на смерть не за деньги, а за Францию. Крестьяне и горожане ждали от Орлеанской Девы новых чудес и, при нужде, оказали бы ей посильную помощь.

Но Карл VII, а точнее люди, имевшие на него влияние, заключили перемирие с Бургундией, союзницей оккупантов. Военные действия приостановились. После долгих уговоров Карл позволил Жанне д'Арк идти туда, где французы нуждались в помощи. Орлеанская Дева вместе со своими верными людьми отправилась защищать город Компьен. Здесь и случилось то, о чем, по ее собственному признанию, ее предупреждали Голоса: Жанна попала в плен. Говорят, что это было подстроено: комендант нарочно поднял мост через ров слишком рано и отряд Жанны, отступая после неудачной вылазки прискакал к закрытым воротам крепости.

Для нас уже не важно, что стояло за этим предательством: финансовые интересы французского двора, политические интересы бургундцев или страх перед просыпающимся самосознанием народа Франции. Жанну предали и продали за деньги англичанам, которые заказали и оплатили инквизиционный процесс в городе Руане. Англичане пытались очернить Жанну д'Арк в глазах народа, разрушить образ Орлеанской Девы, вселявший надежду в сердца французов. Однако материалы этого процесса, дошедшие до нас, как ничто иное свидетельствуют о кристальной чистоте и силе веры Жанны. Сами того не ведая, судьи воздвигли ей великолепный памятник.

Жанне говорили, что ее обвиняют в колдовстве, на деле же ее судили за то, что она верила в Бога сильнее, чем большинство людей, и была непоколебимо убеждена, что Бог любит ее и Францию. Епископ Пьер Кошон, возглавлявший процесс, и его помощники приняли сторону англичан, чья власть приносила им материальную выгоду. Примечательно также, что некоторые из участников этого процесса впоследствии выступали на Лионском соборе, участвуя в избрании антипапы и, можно сказать, сами были сомнительными католиками. Жанна д'Арк по меньшей мере дважды заявила, что ее должен судить "господин наш Папа, который в Риме". И она имела право требовать этого хотя бы потому, что Папа — лицо, свободное от политических интересов, а процесс над ней представлял собой государственную важность для двух европейских держав. "Папа далеко, Жанна", — ответили ей.

Процесс в Руане длился около четырех месяцев. Оказалось, что поймать Жанну на слове нелегко. Процесс сводился к тому, что ей предъявляли обвинения и требовали, чтобы она признала их истинными и раскаялась. Жанна продолжала свидетельствовать, что её послал Господь, даже под угрозой пытки: "Если причините мне боль и я скажу то, что вы требуете, то потом я все равно заявлю, что меня к этому принудили насильно".

На вопросы Жанна отвечала разумно и смиренно, а порой поражала судей, казалось бы, совсем не уместным в её положении юмором.

Когда её спросили, носит ли святой Михаил одежду, она ответила: "А вы полагаете, Господу не во что его одеть?". По ее словам, в тюрьме ее продолжали посещать Голоса — так Господь наставлял и укреплял ее: "Голос велел мне отвечать смело. И еще велел быть приветливой". И она была приветлива с людьми, ненавидевшими ее и дело ее жизни.

В конце концов Жанну вынудили подписать бумагу, где говорилось, что она отрекается от своих откровений и признает, что заблуждалась. Между прочим, там говорилось о том, что Жанна обязуется не носить больше мужскую одежду, ибо ношение мужской одежды являлось одним из важных пунктов обвинения. Жанна была неграмотна и не вполне понимала, что подписывает. Ей сказали, что если она не поставит подписи, ее отлучат от Церкви, а если поставит, то переведут в церковную тюрьму с женской охраной и допустят к Святой Мессе. Последнее было для Жанны особенно важно: в течение всего процесса ей ни разу не позволили посетить церковь.

После того, как судьи получили подпись Жанны, ее отвели обратно в башню, где она провела уже больше четырех месяцев. Увидев ее в женской одежде, английские солдаты стали издеваться над ней и вели себя так, что Жанна вынуждена была переодеться как раньше. Очевидно, это также входило в планы ее судей.

Когда епископ явился в темницу, он нашел девушку одетой, вопреки обязательству, в мужской костюм. Жанна упрекнула его в обмане и сказала, что горько раскаивается в том, что подписала отречение — этим отречением она согрешила перед Господом. Таким образом, Жанну д'Арк, против которой не могли найти ни одного действительно серьезного обвинения, представили как закоренелую еретичку, отказывающуюся подчиняться Церкви.

Жанне позволили исповедоваться и даже дали ей Причастие — это была ее последняя просьба. То, что епископ дал разрешение причастить отлученную от Церкви, не оставляет никаких иллюзий относительно характера процесса и приговора.

30 мая 1431 года Жанна д'Арк была сожжена в Руане на площади Старого Рынка. До последнего вздоха она взывала к Господу Иисусу Христу, Чью волю она свято исполняла всю жизнь. Говорят, что из уст ее вылетела белая голубка, а когда костер истлел и от тела Жанны остался только пепел, люди увидели, что огонь не коснулся ее сердца. Очевидцы этой казни, даже некоторые из заклятых врагов Жанны д'Арк, сказали потом, что она была святой.

В 1456 году Папа Калист III торжественно объявил Жанну "возлюбленнейшей дочерью Господа и Франции", а руанский процесс — незаконным. В 1909 году Папа Пий X, другой святой, объявил о беатификации Жанны д'Арк. Спустя 11 лет, в 1920 году, Папа Бенедикт XV канонизировал ее для всей Католической Церкви "за послушание Божьей Воле". Французы всегда считали ее своей национальной святой и покровительницей Франции. Святой Пий X называл Жанну д'Арк "образцом светской святости" и призвал верующих обращаться к ее примеру в верности Богу, своей совести и своему призванию.

Жанна д'Арк принадлежит всему человечеству, как уникальная историческая личность. Но мы, как христиане, видим в ней прежде всего святую, явившую на все времена пример верности как своему личному призванию, так и, что не менее важно, пример верности Церкви. Жанна сумела сохранить эту верность и в жизни и в смерти. Когда отдельные представители церковной власти пытались внушить ей, что они и Церковь одинаково осуждают ее, Жанна не отступилась. Она верила, что между Церковью и Богом не может быть противоречия и исповедовала веру в Церковь святых, в мистическое Тело Христа, Которого любила и Которому служила. Ученые мужи из Парижского Университета потерпели поражение в битве с неграмотной деревенской девушкой, у которой не было ничего, кроме веры.

Как часто современные люди, став свидетелями не вполне праведного поведения церковнослужителей, теряют доверие ко всей Церкви, отходят от таинств. Имя Жанны д'Арк не может быть им неизвестно. У большинства оно ассоциируется с ратными подвигами девы-воительницы. Хотелось бы напомнить о том, как осужденная неправедным судом на страшную смерть девятнадцатилетняя девушка исповедуется перед одним из своих судей и за несколько часов до своей казни просит Святого Таинства Евхаристии у тех, кто объявил ее еретичкой и вероотступницей, и они не смеют ей отказать.

О Жанне написаны горы книг, но нам еще только предстоит осознать ценность ее христианского свидетельства.

 

Опрос

Вы читаете библию?