Религиозные течения

РЕЛИГИИ ДРЕВНОСТИ

К религиям древности относят не существующие в настоящее время верования древних народов и государств. К таковым, в част...

Статьи

Об авторстве Пятикнижия Анна Сидякина

Об авторстве ПятикнижияАнна Сидякина В жизни христианина Священное Писание занимает очень важное место. Это и Божий Зако...

Деятельность

Регистрация Филиала и представительства

Регистрация Филиала и представительства

Что такое представительство – это независимое отделение юр лица, территориально находящееся за пределами основн...

Папа Пий XII и фашизм Александра Смирнова

Папа Пий XII и фашизм
Александра Смирнова

Большинство наших соотечественников искренне верит в расхожий миф о сотрудничестве Ватикана с нацистами в годы Второй Мировой войны. Этот миф искусственно поддерживался в сознании людей в течение многих лет, и уже воспринимается как "факт". В действительности вся история о том, что Католическая Церковь и Папа якобы сотрудничали с фашистским режимом - ложь от начала и до конца, никаких подтверждающих это фактов нет и быть не может. Однако именно как "сотрудничество" трактуется так называемое "молчание" Папы, хранимое им в то время, когда он будто бы с радостью наблюдал избиение ненавистного ему СССР. Сам образ "сухопарого аристократа" Пия XII, трусливо молчащего перед лицом трагедии, в советское время был очень популярен. Сегодня также найдется немало людей, которые искренне считают Пия XII "пособником фашистов". Цель настоящей статьи - на основе документов восстановить подлинную картину событий и наглядно показать несостоятельность обвинений, возводимых на Папу Пия XII и Католическую Церковь в целом.

Трудно спорить с тем, что человек, сочувствующий нацистам и даже сотрудничающий с ними, вряд ли станет помогать тем, кого нацисты ненавидели больше всего - евреям. В свете этого весьма примечательным выглядит следующий факт. После окончания Второй Мировой войны еврейские союзы выразили Папе глубокую благодарность. Президент Всемирного Еврейского Конгресса Наум Гольдман писал: "С особой признательностью мы вспоминаем все то, что было сделано им для преследуемых евреев в один из самых трудных периодов их истории". В знак благодарности в 1945 году Конгресс выделил 20 тыс. долларов на благотворительные цели Ватикана. Крупнейший политический лидер Израиля Голда Мейер писала: "За десять лет нацистского террора, когда наш народ терпел ужасы мученичества, Папа выражал осуждение угнетателям и выражал солидарность с их жертвами. Наша эпоха обогатилась этим голосом, утверждающим великие моральные истины". Вот свидетельство великого представителя еврейского народа Альберта Эйнштейна, вспоминающего ужасы нацизма в Германии: "Только Церковь твердо преграждала путь попыткам Гитлера уничтожить истину. До сих пор я никогда не испытывал особого интереса к Церкви, но сейчас я испытываю великую любовь и восхищение, потому что только Церковь имела мужество поддержать истину".

Самым красноречивым свидетельством в защиту Папы является история обращения раввина Золлера. Исраэль Золлер происходил из Польши. Его предки на протяжении уже четырехсот лет были раввинами. Получив философское образование в Вене и Флоренции, в 1920 году он стал главой еврейской общины в Триесте. В 1933 году как итальянский гражданин, он, по законам фашистского правительства, принял фамилию Золли. Расистские законы вынудили его оставить преподавание еврейского языка и литературы в университете Падуи. В 1940-м Золли был назначен главным Раввином Рима.

27 сентября 1943 года полковник Капплер, начальник немецкой полиции Рима, под угрозой депортации приказал еврейской общине в 24 часа передать ему 50 кг золота. Вечером этого дня было собрано только 35 кг и тогда Золли обратился за помощью к Папе. Папа Пий пообещал ему помощь и 29 сентября золото было собрано. Впрочем, это не остановило фашистов - 16 октября началась депортация евреев.

В июле 1944 года в римской синагоге состоялась торжественная церемония, во время которой Золли выразил свою признательность Папе за помощь, оказанную евреям во время преследований. 15 августа 1944 года, обращаясь к Ректору Папского Григорианского Университета иезуиту Паоло Децца, он выразил свое решение креститься. 13 февраля 1945 года Золли крестился в часовне Санта Мария дельи Анджели и принял имя Евгений в честь Папы Пия XII. "То, что было сделано Ватиканом, - писал он, - будет навечно запечатлено в наших сердцах".

Это обращение вызвало небывалый скандал. Семья Золли стала объектом ненависти для иудеев. Несколько американских евреев предложили ему любую денежную сумму, если он вернется к иудаизму. "Я ничего не отверг, - пояснял Золли, - моя совесть спокойна. Разве Бог Иисуса Христа и Павла не Тот же, что и Бог Авраама, Исаака и Иакова? Павел обратился. Разве он отвернулся от Бога Израиля? Разве он перестал любить Израиль? Абсурдна даже мысль об этом".

Приведенный исторический факт весьма красноречив. Но, в таком случае, когда и каким об разом возникло предположение о том, что Пий XII симпатизировал фашистам?

Время возникновения этого мифа хорошо известно. В 1963 году немецкий драматург Рольф Хоххут представил публике театральную постановку "Викарий", где изображается Папа, трусливо молчащий перед лицом массового уничтожения евреев. Изданная в виде книги, драма была сопровождена комментарием, представленным как исторический труд. Это была настолько вопиющая несправедливость, что она вызвала протесты и со стороны самих евреев. Так, член ассоциации "Антиклеветническая Лига" Иосиф Лихтен написал памфлет в защиту Папы под названием "Пий XII и евреи". Генеральный Консул в Милане еврейский дипломат Эмилио Лапиде также опубликовал статью, опровергающую эту клевету. "Пий XII, Святой Престол, нунции и вся Католическая Церковь спасли от смерти от 700 000 до 850 000 евреев", - говорилось в ней.

Папа действительно сделал очень многое. Однако диктатуры и диктаторы абсолютно непредсказуемы, поэтому он должен был действовать крайне осторожно, чтобы не скомпрометировать дело помощи и не потерять саму возможность сделать хоть что-то. Его основное указание, как мы узнаем от апостольского делегата в Турции того времени монсеньера Ронкалли, будущего Папы Иоанна XXIII, было спасать как можно больше человеческих жизней. Так, после оккупации Рима в сентябре 1943 года более 5000 евреев, по приказу Папы, было укрыто в церковных зданиях. Во многом благодаря Святому Престолу, 90% еврейского населения Рима было спасено: 155 монастырей, приходов и семинарий укрывали у себя преследуемых евреев.

Измышления Хоххута уже никем не воспринимаются всерьез после другой его лживой драмы "Солдат", где он обвиняет Уинстона Черчилля в убийстве польского генерала Сикорского. И все же, вымысел драматурга стал преобладать над исторической истиной. К сожалению, сегодня этот миф проникает даже в церковную среду.

Самое распространенное обвинение в адрес Папы Пия XII состоит в том, что он не выразил официального протеста против фашистских злодеяний. При этом часто упускают из виду реальные условия, в которых находился Святой Престол. К чему могло привести такое заявление? И могло ли оно спасти евреев от истребления? Трезво оценив ситуацию, Папа пришел к выводу, что подобное заявление лишь усугубит положение евреев и католиков не только в Германии, но и во всех странах, оккупированных нацистами.

Официальный документ, выражающий позицию Святого Престола, уже был опубликован предшественником Пия XII. В 1937 году Папа Пий XI издал энциклику "Mit Brennender Sorge" ("С глубочайшей тревогой"), осуждавшую нацизм и расизм. Отметим, что она была написана не на латыни, как обычно, а именно по-немецки. Можно сказать, что это был самый решительный протест Святого Престола против какой-либо власти за всю историю Церкви. Под большим секретом текст энциклики был доставлен в Германию, напечатан в 12-и типографиях, распространен среди настоятелей приходов и 21 марта 1937 года прочитан со множества кафедр Германии. Каков был результат? Все двенадцать типографий были закрыты а признанные виновными арестованы.

В 1942 году Голландия была оккупирована нацистами, которые начали депортацию евреев. Представители Кальвинистской, Лютеранской и Католической Церквей решили заявить свой протест в один из воскресных дней. Об этом стало известно начальнику Гестапо Голландии, и он сообщил главам Церквей, что в случае подобного заявления, будут депортированы не только исповедующие иудаизм, но и евреи принявшие христианство. После этой угрозы только Католическая Церковь решилась прочесть письмо протеста. И Гестапо выполнило свое обещание: были депортированы и убиты не только иудеи, но и 156 евреев-католиков.

"Всякое слово, сказанное Нами как компетентным авторитетом, и всякий Наш публичный намек должен быть Нами серьезно обдуман и взвешен в интересах тех же несчастных, чтобы не сделать их положение, хотя и не желая этого, еще более тяжелым и непереносимым" (Из обращения Папы Пия XII к кардиналам 2 июня 1943 г.).

Взвесив все факты, Папа решил не публиковать заявление протеста в "L'Osservatore Romano". Четыре листа этого документа он лично сжег в своих апартаментах.

Убедить его не обнародовать протест могли и сами евреи. Епископ Мюнстера Клеменс Аугуст фон Гален, известный своим мужеством, не раз выступал против нацистского режима. Перед тем, как выступить против преследований евреев, он лично встретился с еврейской общиной, и ее представители убедили его не делать этого, поскольку подобное заявление могло привести их к смерти.

Сотни евреев из Германии прибыли в Ватикан, чтобы убедить Папу не выражать своего протеста. Тот же совет давали ему немецкие епископы и дипломаты, среди которых был и барон фон Вайцзеккер, посол Германии при Святом Престоле. Об этом он сообщил на Нюрнбергском процессе. Давление на Папу оказывалось со всех сторон. С августа 1939 года французский консул пытался заставить понтифика выступить с заявлением в защиту Польши. Точно также после нападения Германии на нейтральные страны - Бельгию, Голландию и Люксембург в мае 1940 года, Святой Престол заставляли формально осудить агрессию. Телеграмма, составленная лично Пием XII, в которой он выражал трем главам государств, подвергшихся нападению, чувство участия, была оценена как неудовлетворительная представителями союзников при Ватикане. Италия протестовала против этого заявления, которое нарушало нейтралитет Святого Престола, и использовала его как повод начать подстрекательскую кампанию против ватиканской газеты "Оссерваторе Романо", а немецкая пропаганда обвинила Папу в антигерманском настроении и представила Церковь как опасность для немецкого народа. Нацистские газеты напрямую угрожали Церкви: "Берегитесь, если вы настроитесь против немцев: и настроите против нас католиков, предупреждаем, что в таком случае на католиков всей Европы обрушатся тяжкие репрессии. Поэтому будьте покойны и не нарушайте нейтралитет вашими прокламациями". "Берегитесь, если ваше негативное отношение будет сохраняться, немецкая печать обратится против Церкви и Святого Престола".

Но ведь Пий XII нес ответственность за 40 миллионов католиков, живущих под нацистским режимом! "Мы хорошо знаем, - сказал он, - что все Наши слова и намерения рискуют быть неверно истолкованными и послужить целям политической пропаганды" (24 декабря 1946 г.).

Папа остался выше всяческих обвинений и не стал оправдываться. Нельзя забывать, что во время войны он был вынужден принимать решения в экстремально сложных условиях. Письма немецким епископам во время войны наглядно показывают ситуацию, в которой "сопротивление вынуждает совершать Крестный Путь, вместо пути действия, который будет увенчан успехом и обильным благословением" и "где благо и страдание Церкви, а значит и бессмертных душ пересекаются раз за разом с земными делами, делая крайне трудным управление лодкой Петра" (20 февраля 1941 г.). Тот же образ встречается в одном из последних писем: "для лодки Петра в этом есть предчувствие бури, которая требует от рулевого немалой бдительности, терпения и настойчивости" (12 марта 1944 г.). "Настоящая война создала для Святого Престола крайне сложную ситуацию, в которой масса политических и религиозно-церковных вопросов пересекаются, и будут пересекаться во все большей мере, хотя и не ощутимо для непосвященных" (31 января 1943 г.). "Для викария Христа шаг, который он должен совершить, чтобы найти справедливое равновесие между противоположными требованиями своей пастырской миссии, всегда грозит многочисленными шипами" (30 марта 1943 г.), "так, что часто делает решение крайне трудным, если требует умения и осмотрительного молчания или, напротив, открытых слов и сильных действий" (3 марта 1944 г.). "Но что волнует Нас несравненно больше, это оппозиция и разделение на два, три противоположных суждения, касающихся политических и религиозно-церковных вопросов, порожденных войной, и необходимость для Святого Престола уже несколько лет : замыкаться в молчании даже там, где нужно энергичное действие; но Наше большее страдание состоит в том, что война год за годом все более ограничивает викария Христа в возможности эффективно действовать и грозит ему опасностью независимости" (9 февраля 1944 г.).

Для Папы в первую очередь было важно дело помощи. Поэтому он исключал показной протест, который мог поставить под угрозу продолжение этой помощи. Документы показывают, что каждый шаг Папы был продиктован заботой о людях.

11 мая 1940 года генеральный консул Италии в Варшаве был принят Пием XII. Непосредственно после этой встречи Папа записал основную часть беседы: "Невозможно свыкнуться с мыслью о жестокостях и садизме, с которыми немцы, или, лучше сказать, Гестапо под руководством Гитлера, по настоящему преступное, состоящее из подонков, мучает и полностью истребляет польский народ". Два дня спустя итальянский представитель при Св. Престоле, Алфьери, прибыл к Папе с прощальным визитом. Во время беседы Пий XII сказал: "Они (итальянцы) прекрасно знают ужасные вещи, которые творятся в Польше. Мы должны были бы самым решительным образом высказаться против подобных вещей, и только одно удерживает нас от этого - сознание, что мы могли бы этими словами сделать судьбу этих несчастных еще более тяжкой".

Два года спустя монсеньер Тардини, говоря о Папе, пришел к такому же заключению. Представив ситуацию в Польше на основании последних донесений, он решил, что публичное заявление, осуждающее эти ужасные вещи, было бы неуместно: "Немецкое правительство, чувствуя себя уязвленным, несомненно, сделало бы следующее: еще более усилило бы преследования польских католиков, запретило бы любые контакты Святого Престола с польским епископатом и те дела милосердия, которые сейчас, пусть и в немногом, можно исполнять". Представитель США на Нюрнбергском процессе Кемпнер сказал: "Всякая попытка пропаганды со стороны Церкви против Рейха и Гитлера была бы не просто спровоцированным самоубийством : , но усилило бы репрессии против иудеев и священников".

В последнее время Церковь и Пия XII часто обвиняют в том, что наряду с преследуемыми евреями, была оказана помощь и выданы фальшивые документы самим нацистским преступникам, благодаря чему им удалось найти убежище за границей. Известный историк Церкви о. Роберт Грехем считает, что такие случаи могли иметь место в результате деятельности пронацистски настроенного епископа Алоиза Худала. Возможно, Папа и знал об этом, о чем с горькой иронией сказал монс. Доменико Тардини: "Все спасены, даже если не все достойны".

Об отношении Папы к нацистскому режиму свидетельствует и еще один эпизод. Перед вторжением в Голландию, Бельгию и Люксембург, которое случилось 10 мая 1940 года, группа немецких генералов, враждебно настроенных против Гитлера и решивших свергнуть его власть, встретилась с английским правительством, что стало возможным благодаря усилиям Ватикана. Во главе немецкой стороны стоял генерал-полковник Бек. Бек был знаком с Папой Пием в его бытность нунцием в Берлине. Перед тем как согласится на сотрудничество, английская сторона желала узнать имена заговорщиков. Папа уверил их, что речь идет о людях серьезных и верных, но имена не сообщил, поскольку в случае раскрытия заговора их ждала смерть.

План сорвался из-за безответственного отношения к его исполнению англичан, но британский посол при Святом Престоле Годольфин Френсис Осборн с восхищением заявил: "Никогда еще на протяжении истории Папа не участвовал в столь деликатном заговоре по насильственному свержению тирана".

Из документов Нюрнбергского процесса стало известно, что во время войны был разработан план вторжения в Ватикан, похищение и, возможно, убийство Папы. Эту операцию Гитлер поручил генералу Вольфу, командующему войсками СС в Италии. В ней должны были участвовать две тысячи штурмовиков. Похищение Папы полностью поддерживал Борман, ненавидевший Церковь и священников.

С вступлением Италии в войну 10 июня 1940 года Папа немедленно взял на себя обязанность по спасению Рима, главного города своей епархии, от разрушительных воздушных налетов. Основная гарантия для Вечного Города была в присутствии самого Папы в Ватикане. 19 июля 1943 года налет американских самолетов, нацеленный на железнодорожные станции Рима, вызвал тяжелые разрушения и привел к множеству жертв, обрушившись на центральное кладбище Кампо Верано и на многолюдный квартал Тибуртино в восточной части города. Пий XII направился на место трагедии раньше, чем воздушная тревога была отменена. Этот решительный поступок Папы был направлен на предотвращение новых атак. Уже 13 августа, в полдень, произошел новый налет на кварталы Тусколано и Тибуртино, и Папа снова, немедля, отправился на это место.

11 сентября 1943 года, когда Рим был оккупирован немцами, Пий XII решительно настаивал на статусе Рима как "открытого города". 5 ноября четыре снаряда взорвались на территории Ватикана (возможно, ответственность за это несет Италия). Несмотря на сравнительно небольшой ущерб, Папа Пий XII видел в этих нападениях непосредственную опасность: "Не существует более я уже не говорю христианской совести, но даже минимального человеческого понимания и чувства уважения, которого должно быть достаточно для обеспечения безопасности преемнику Святого Петра на крошечном клочке земли, которая еще у него осталась" (9 февраля 1944 года).

И все же, на следующий же день после этого письма была совершена бомбардировка папской виллы в Кастель Гандольфо, где нашли убежище несколько тысяч беженцев, а на следующей неделе отдельные снаряды разорвались в самом городе. Более разрушительный обстрел снова поразил Рим 2 марта 1944 года. Отец Роберт Лейбер, личный секретарь Пия XII, отвечая на вопрос, кому город обязан своим спасением, сказал: "Это, в первую очередь, заслуга Папы, который простым фактом своего присутствия вынудил воюющие стороны сохранить город".

Роберт Лейбер рассказал, как однажды Пий XII, который в ту пору был еще Госсекретарем Святого Престола Эудженио Пачелли, принимал на обеде французского посла Шарля-Руа. Один из присутствующих заметил, что лучше иметь у власти в Германии художника Гитлера, чем прусских генералов, на что Пачелли ответил: "Вы не знаете, о чем говорите. Прусские генералы имеют свои недостатки, но эти люди (нацисты) - это дьяволы".

Таким образом, становится совершенно очевидным резко негативное отношение Папы Пия XII к нацистскому режиму и его искреннее стремление помочь жертвам террора. Утверждение о том, что Папа не реагировал на факты преследований основано исключительно на незнании или умышленном замалчивании фактов. Это ярко демонстрирует и знаменитый эпизод с депортацией римских евреев.

Когда через неделю после того, как главы еврейских общин выплатили СС 50 кг золота, все же начались репрессии, Папа сразу же обратился к немецкому послу Эрнсту фон Вайцзекеру. Официальный протест был выражен по поручению Папы кардиналом Мальоне в тот же день. Сведения об этом можно найти в изданных Актах Ватикана от 16 октября 1943 года. Однако Вайцзеккер передал в Берлин, что Папа никакого заявления не сделал. "Папа, - написал немецкий посол своему правительству, - хотя и побуждаемый к этому со всех сторон, не позволил себе сделать никакого заявления против депортации евреев из Рима". Благодаря этой телеграмме от 28 октября 1943 года и родился пресловутый миф о "молчании" Папы.

Документы цитируются по книге: Giovanni Miccoli "Dilemmi e silenzi di Pio XII, Vaticano, Seconda guerra mondiale e Shoah", ed. Rizzoli, 2000.

Опрос

Вы читаете библию?