Религиозные течения

РЕЛИГИИ ДРЕВНОСТИ

20.09.2013 К религиям древности относят не существующие в настоящее время верования древних народов и государств....

Статьи

Феномен русского католичества Юзеф Дрем…

Русское католичество — что это? Проявление радикального западничества и русофобии? Религиоведческий курьез? Кто...

Деятельность

Психологическая помощь и консультация пс…

Психологическая помощь и консультация психолога

Часто возникают различные трудно объяснимые чувства и эмоции, такие как душевное беспокойство или сложности в отношен...

Кургинян как провокатор новой гражданской войны

Новость на Newsland: Кургинян как провокатор новой гражданской войны

Уже три передачи из видео-сериала «Смысл игры», сценаристом, режиссером и единственным актером которого является театральный деятель и по совместительству политолог (называющий себя даже аналитиком!) Сергей Кургинян, посвящены «Русской народной линии». В 38-й лекции мэтр слегка пнул РНЛ, в 39-й серии, которая длилась аж 3,5 часа, Кургинян уже целых 2 часа посвятил нам. Я думал, что после такой рекламы РНЛ Сергей Ервандович успокоится, но в 40-й серии он опять поминает меня и отца Сергия Карамышева. И не просто поминает, но откровенно хамит и лжет, что, впрочем, свойственно «аналитику».

В чем же дело? Чем же мы так задели г-на Кургиняна? И самый главный вопрос – какую же игру ведет Кургинян? На эти вопросы можно ответить уже уверенно после 39-й и 40-й серий кургиняновской мыльной оперы.


40-я серия «Смысла игры» очень ценна для понимания кургиняновщины как явления. Советую всем ее посмотреть. Сергей Кургинян здесь полностью раскрывается как теоретик абсолютно чуждый русской традиции политической мысли. И самое главное - становится очевидным смысл игры самого «игроведа» С.Е.Кургиняна: его цель – провокация новой гражданской войны.

В 40-й лекции Кургинян разъясняет свое учение, заявляет о себе как о теоретике некоего «нового синтеза», который выше, чем «синтез А.А.Проханова». Что же это за синтез? Кургинян предлагает «соединить коммунизм с конфессиями (прежде всего с православием) и с национальным (прежде всего русским) вопросом». Что же тут нового и необычного, скажет читатель, об этом сейчас многие пишут - о православном социализме, русском социализме – в том числе и на РНЛ. Не-ет. Кургинян оригинален. Теоретики православного социализма (А.Е.Молотков, Н.В.Сомин, покойный Г.М.Шиманов и др.), находясь на платформе православной веры, обращают внимание на идеи и практику социализма как основу социальной концепции будущей России. Кургинян же, будучи безбожником, стоит на платформе коммунизма и предлагает «синтетически» пришпилить к коммунизму православие и русский вопрос. Как говорится – разные точки отсчета. Кургинян сторонник не православного социализма, а социализма с едва ощутимым (а точнее и вовсе неощутимым) запахом православия.

Но даже не в этом дело, а в том, что Кургинян подчеркивает, что коммунизм надо брать полностью – не только Сталина, но и Ленина, и Маркса с Энгельсом. Ну, и всех остальных, разумеется: и Богданова, который «молодец», и Каутского – «умницу», и «далеко не дуру» Люксембург, и, конечно, Троцкого, у которого «было много ценного» (и даже после этого признания Кургинян - все равно не троцкист, не верьте пишущим противоположное!).

Как будет Кургинян соединять русофобов Маркса, Энгельса и Троцкого с русским вопросом, а люто ненавидевшего православие Ленина и сатаниста Бухарина с православием, он пока не объяснил. Наверное, объяснит в следующих сериях. Будет любопытно также, как объяснит мэтр и тот факт, что именно большевики заложили основы ювенальной юстиции. Нынешние европейские ювеналы – лишь жалкие эпигоны большевизма в этом вопросе. Вот интересная цитата из основополагающего труда раннего большевизма «Азбука коммунизма», которую написали «любимец партии» (по выражению Ленина) Николай Бухарин и Евгений Преображенский: «В буржуазном обществе ребенок рассматривается, если не всецело, то, по крайней мере, в значительной степени, как собственность своих родителей. Когда родители говорят: «моя дочь, мой сын», это означает теперь не только наличие родственных отношений, но и право родителей на воспитание собственных детей. Это право с социалистической точки зрения совершенно ни на чем не основано. Отдельный человек принадлежит не себе самому, а обществу - человеческому роду. Только благодаря существованию общества каждый отдельный индивидуум в состоянии жить и развиваться. Ребенок поэтому принадлежит тому обществу, в котором и благодаря которому он родился, а не только лишь «обществу» своих родителей. Обществу же и принадлежит первейшее и основное право воспитания детей. И с этой точки зрения претензия родителей путем домашнего воспитания запечатлеть в психологии своих детей свою ограниченность необходимо не только отклонять, но и высмеивать самым беспощадным образом. Общество может доверить воспитание детей родителям, но может и не доверить, и чем дальше, тем меньше ему будет оснований доверять воспитание детей родителям, потому что способности к воспитанию детей все же встречаются реже, чем способности к деторождению. Из сотни матерей, быть может, одна-две способны быть воспитательницами. Будущее принадлежит общественному воспитанию. Общественное воспитание дает социалистическому обществу возможность воспитать будущее поколение так, как будет нужно и с наименьшей тратой сил и средств» (параграф 79, раздел «Дошкольное воспитание» книги «Азбука коммунизма»). По логике Кургиняна и это тоже надо включать в его синтез (кстати, Ленин очень высоко оценивал этот труд своих молодых последователей). Как будет соединять  «Азбуку коммунизма» со своими идеями «главный борец против ювенальной юстиции» - загадка. Вероятнее всего, повторит свою любимую мантру: вы должны мне верить, я знаю, что я говорю.

Но главное уже понятно: Кургинян предлагает «синтез» абсолютно неприемлемый для русских православных людей. Упаси нас, Боже, от такого «синтеза».

Мы давно говорим о том, что можно и нужно искать точки соприкосновения с русифицированным большевизмом – сталинизмом. Как тут, кстати, не вспомнить формулу одного из выдающихся русских архиереев ХХ века, видного деятеля русской эмиграции, познавшего горечь изгнания из родной страны, прошедшего лагерь уже после Великой Отечественной, митрополита Нестора (Анисимова): «Мы многое простили Сталину за победу в войне, но мы ничего не простили Ленину». Мы, действительно, отдаем должное Сталину, организовавшему и возглавившему борьбу с фашистскими захватчиками, восстановившему государство после революционного погрома, создавшему условия для превращения нашей страны в супердержаву. Но помня об этих заслугах Сталина, мы не можем забыть и репрессии, и гонения против Православной Церкви.

А вот у Ленина и Троцкого, в отличие от Сталина, вообще нет никаких заслуг перед русским народом, перед православием, они были безусловными врагами Церкви и русского народа. О каком «синтезе» с ними может идти речь?! Кургинян тщится представить Сталина верным учеником и продолжателем Маркса и Ленина на том лишь основании, что Сталин постоянно ссылался в своих речах на основателей марксизма-ленинизма. Остается только посоветовать новоявленному синтезатору почитать Козьму Пруткова, который в отличие от него знал: «Если на клетке слона увидишь надпись буйвол, не верь глазам своим». Вот «ценного» для Кургиняна Троцкого сталинская риторика в заблуждение не вводила, он ясно видел, что сталинская политика полностью противоречит учению марксизма. Иными словами, за реверансами в сторону Сталина у Кургиняна скрывается попытка доказать, что Сталин тоже был ленинцем-троцкистом, т.е. лишить Сталина тех достоинств, которыми он ценен для русских православных людей.

Примечательно, что Кургинян ставит задачу синтезировать коммунизм и православие, и при этом показывает себя полным профаном в церковных вопросах (хоть бы провели с ним ликбез по церковным темам его православные соратники). Забавно, что он говорит о синтезе коммунизма даже не с православием, а с конфессиями (?!). Видимо, и смысл этого слова он не очень хорошо понимает, поскольку использует производное от него слово «конфессионалы» («этими, как их там, конфессионалами»), что уже полная чушь. Впрочем, чушью является и то, что Кургинян предлагает по сути. Он, видимо, убежден, что все конфессии проявят трогательное единство, когда Кургинян, став вождюком, предложит им синтез с коммунизмом. Хотя, возможно, он хочет создать единую церковь, включающую в себя все конфессии. Действительно, почему бы не объединить православных с буддистами или иудеями?! Так, наверное, рассуждает синтезатор. Видимо, Сергей Ервандович не удосужился прочитать даже труды своего верного паладина Владимира Семенко с критикой экуменизма. Жаль, что не читал, хоть какая-то польза могла бы быть и от В.П.Семенко.

При этом иерархия ценностей самого Кургиняна глубоко материалистична и даже тоталитарна. Он ратует за то, чтобы политическая система была максимально жесткой, только тогда, мол, она будет крепкой. Духовное единство как основа стабильного существования для Кургиняна, судя по всему, - блажь, главное – жесткая система. Русский православный взгляд на сей счет сформулировал наш гениальный поэт Федор Иванович Тютчев, отвергавший западный путь единства – путь Бисмарка (единство, скрепленное «железом и кровью»). «А мы попробуем скрепить его любовью, а там посмотрим, что прочней», - начертал поэт-философ. Но Кургинян воспитан на западной традиции, русская традиция политической мысли, основанная на православии, ему чужда. Он ее не знает, не понимает и не принимает. Вот Пауль Тилих – это свое, родное.

Таким образом, «синтез», который предлагает Кургинян, - это не только ложный синтез, но это еще и «синтез» губительный для России. Забавно, что ученик Кургиняна, уже упомянутый В.Семенко, бравировавший все время своими тесными связями с диссидентами советской поры и критиковавший РНЛ за «сталинизм», теперь - верный кургиняновец и, стало быть, принимает кургиняновский «синтез». Впрочем, диссидентство по сути своей всегда было чуждо только сталинизму, но не ленинизму. Поэтому эволюция Семенко не удивительна.

При этом Кургинян открыто и даже как-то упоенно лжет. Причем, никто из его православных почитателей почему-то не обращает внимания на эту перманентную ложь и клевету артиста-аналитика. То он лжет о том, что видные деятели русской эмиграции – чуть ли не все сплошь агенты ЦРУ. То лжет, что известные православные бизнесмены и благотворители - Евгений Юрьев, Сергей Рудов, Константин Малофеев – чуть ли не агенты мировой финансовой олигархии в России. То лжет об отце Сергии Карамышеве, утверждая, что он требует канонизации Власова. А раньше он назвал отца Сергия благочинным Астанайского округа (что за округ такой, в котором есть благочинный?!). То ли он просто запутался в своей паутине лжи, то ли настолько пренебрежительно относится к людям, что не удосужился проверить сведения, каким-то образом, попавшие в его голову.

Но совсем переходит всякие рамки приличия сей актеришка, когда начинает клеветать на выдающихся русских мыслителей Вадима Валериановича Кожинова, Петра Васильевича Палиевского. Они для Кургиняна – «паленые». А сам-то он кто?! Кто сей синтезатор, поклонник Троцкого, Богданова и Розы Люксембург? Они – конечно настоящие. А вот Кожинов, Палиевский, Байгушев –  «паленые». Как и о. Сергий, аз грешный и вся РНЛ. Я горжусь, что попал с этими людьми в один ряд, что тоже оказался для Кургиняна «паленым».

А теперь о самом главном. 39-я и 40-я серии кургиняновского кино дают возможность понять смысл игры, которую затеял политолог-режиссер.

Честно скажу, у меня закрались сомнения насчет Кургиняна еще в то время, когда на телеканале появился проект Н.Сванидзе «Суд истории», сделавший С.Е.Кургиняна популярной телеперсоной. Помнится, когда спросили мое мнение об этом проекте, я сказал, что мне он не нравится и пошутил: «Собрались три инородца и судят русскую историю». Действительно, действо сие выглядело весьма сомнительно. Патриот Кургинян умело разделывал либерала Млечина по темам советской истории, но в отношении царствования Царя-Мученика Николая ситуация выглядела ровно наоборот: симпатии православных должны были быть на стороне Млечина. И еще я подумал, помнится, что это выглядит как попытка вновь разыграть карту противостояния «красных» и «белых», поднять со дна русской души эти энергии, некогда разделившие русский народ и ввергнувшие его в братоубийственную гражданскую войну.

После падения СССР нашим врагам не удалось сделать главное – не удалось развязать полномасштабную гражданскую войну, не удалось разделить русский народ. Октябрь 1993-го был кровавым, преступным, но локальным событием. Сепаратистские движения на окраинах были кровавыми, русофобскими, но центральная власть их легко подавила, как только у нее появилась политическая воля. Гражданской войны Божией милостью нам удалось избежать. Уверен, что произошло это по молитвам Святейшего Патриарха Алексия, наших старцев, наших владык и батюшек. Русский народ не разделился внутри себя, как в 1917-1918 годах, не пошел брат на брата, а сын на отца, и Россия, стоявшая на грани распада в конце тысячелетия, уцелела.

Нет ничего удивительного, что силы, враждебные России, пытаются разжечь тлеющие угли гражданского противостояния. И как это не парадоксально может показаться на первый взгляд одним из поджигателей гражданской войны является Кургинян. Делает он это осознанно, или стремление играть политическую роль диктует ему такую логику поведения, судить не берусь. Но объективно Кургинян выступает в роли провокатора гражданской войны. Об этом свидетельствуют его грубые наезды на представителей русской эмиграции – потомков белых. Кургинян явно настраивает свою аудиторию против представителей русской эмиграции. При этом в ход идет вульгарная коммунистическая пропаганда. Вся эмиграция «обвалялась в ЦРУ», они все – крепостники, а он, Кургинян, видит спасение от крепостников в «гражданском обществе». Вот откуда у его учеников неприязненное отношение к идее верноподданничества! В ход идет и личная обида: мол, мои предки (а Кургинян утверждает, что в нем по материнской линии течет и княжеская кровь) не сбежали, а эти сбежали, и теперь хотят вернуться «с нагайками, под контролем международного сообщества». Эмигранты хотят установить в России «оккупационно-белогвардейскую власть»! (Даже такой бред идет в ход.) Увлекшись своей ненавистью к родовитым русским эмигрантам, Кургинян приплел сюда и князя Мышкина («мы этих Мышкиных знаем»), надо полагать из романа «Идиот». Чем ему добрейший Лев Николаевич Мышкин не угодил, не понятно. Может быть тем, что он князь? Но Кургинян вроде как тоже князь. Или «паленый»? Тут же Кургинян косвенно объясняет, почему ему не нужно православие. Оказывается, потому, что православие русскими эмигрантами будет использоваться, чтобы «вернуть крепостничество, чтобы пороть нагайками на конюшне».

Оборот «пороть нагайками на конюшне» звучит в лекции несколько раз. И это особенно забавно. Так и встает перед глазами трагикомическая картинка. Конюшня в ближнем Подмосковье. К лошадиному стойлу привязан раздетый до исподнего белья Кургинян, которого можно узнать разве что по блестящим от случайных лучей солнца очкам. Засучив рукава, с гиканьем и радостными криками несчастного охаживают нагайками граф Пален и граф Шереметев. Рядом, снявший по этому случаю крест, иеромонах Никон (Белавенец-Левичев) увещевает графов бить не сильно, чтоб несчастный «копыта не отбросил». С другой стороны стоит, ухмыляясь, секретарь главы Императорского Дома княгини Марии Владимировны Александр Закатов, который цедит сквозь зубы: «А это тебе, пес, за то, что Георгия Михайловича Гогой Гогенцолерном называл». Как представлю, аж до слез жалко певца пролетарской ненависти к крепостническим конюшням Сергея Ервандыча. Хотя… Нет-нет, но на ум приходит негуманная идейка, что может быть кое-кому и полезно розог всыпать, чтобы мысли привести в порядок…

Наверное, рисуя такие картинки в своем воображении, Ервандыч и пропитывается духом ненависти к русской эмиграции, а потом пугает возрождением крепостничества, поркой на конюшнях, белогвардейской оккупацией России своих доверчивых слушателей. А может кто-то вместе с мэтром даже пугается таких сцен на конюшнях. Ужас!

Ну а если серьезно, то демонизируя русскую эмиграцию, Кургинян «подкладывает свинью», прежде всего, Владимиру Путину, хотя и называет себя при этом чуть ли не записным путинистом. Мы ведь прекрасно помним, что именно благодаря настойчивости Президента России произошло воссоединение Русской Православной Церкви. Именно разделение Церкви было главным препятствием на пути восстановления единства русского народа, разделенного гражданской войной 1917-1922 годов. Процесс воссоединения Церкви шел очень непросто. Ради достижения результата стороны пошли на взаимные уступки, что на церковном языке называется икономией. Часть Зарубежной Церкви, а с нею и часть эмиграции, так и не приняла церковного единства, не захотела объединяться с «совками», а некоторые до сих пор принимают объединение с оговорками. Но все признают, что если бы не настойчивость и деликатность Владимира Владимировича Путина воссоединение Церкви не произошло бы так быстро.

А тут является Кургинян и заявляет, что все эти эмигранты – Чавчавадзе, Палены, Кривошеины, Шаховские, Йорданы и проч., а с ними, надо полагать, и все архиереи Русской Зарубежной Церкви, – все они агенты ЦРУ. Все они мечтают о реставрации крепостничества, натовской оккупации России, порки на конюшнях и т.п. И при этом этот самый Кургинян говорит, что он чуть ли не «путинский проект», что он – главный защитник Путина. А все те, кто не признал объединения Церкви, кто до сих пор проклинает митрополита Лавра (Шкурла) и митрополита Илариона (Капрала), с радостью потирают руки и говорят: «А мы вас предупреждали». Может быть, Кургинян настолько глуп и не понимает, что, нанося удары по эмиграции, он разрушает настоящий путинский проект, дело, которому Путин отдал столько времени и сил? Не похоже. В других случаях он демонстрирует прямо-таки изворотливость ума. Тогда встает другой вопрос: так путинский ли проект сам Кургинян? И не является ли его целью разрушение единства с таким трудом обретенного Русской Церковью?

И в заключение о прогнозах. Кургинян не был бы Кургиняном, если бы не пророчествовал. Свой прогноз, скорее пророчество, он, как положено, облекает в постмодернистскую фразеологию. Кургинян утверждает, что перед нами два пути: если победит история, то будет коммунизм, а если победит игра, то будет фашизм. Поэтому Ервандыч предлагает молиться на историю (!). Ну понятно, что Богу он молиться не хочет.

Таким образом, будущего у православной монархии в кургиняновском дискурсе нет. А значит - великие святые земли Русской, наши старцы, которые пророчествовали, что будет на Руси Царь, ошибались, а вот Кургинян правильно провидит будущее. Ну и пространства для действия Промысла Божия в истории в кургиняновской схеме не предполагается. А может быть это то, что он называет фашизмом?

Православные союзники Кургиняна любят в кулуарах говорить о том, что, сотрудничая с безбожником Кургиняном, они его тихо миссионерят. Вот уже Кургиняна в храм завели один раз, вот он где-то с одним митрополитом побеседовал. А там глядишь и крестится… Это с такими вот, уже сформировавшимися взглядами, Кургинян станет православным? А если и крестится (дай Бог, чтобы это случилось, я, конечно, желаю спасения безсмертной души Сергея Ервандовича), мы будем тогда Маркса, Ленина, Троцкого, Грамши и Богданова признавать за наши политические авторитеты? Запутались вы, дорогие друзья, с апологией Кургиняна. Чувствуете свою неправоту, но публично признать ее не хотите, пытаетесь РНЛ, Степанова в своих ошибках обвинять. Ну, даст Бог, прозреете, поймете свои заблуждения. Еще есть время.

Опрос

Вы читаете библию?